1 июля 1858 года на заседании Лондонского Линнеевского общества была рассмотрена небольшая записка, всего несколько страниц. Она касалась вопроса о происхождении биологических видов. Ученого, подавшего её, звали Чарльз-Роберт Дарвин.

Изложенные на этих страницах мысли за два года облетели весь мир. Высказанная гипотеза приобрела неожиданный успех и популярность, все тысяча двести экземпляров книги «О происхождении видов путем естественного отбора», были раскуплены в один день! Имя Дарвина, до тех пор известное лишь среди специалистов, стало передаваться из уст в уста в широчайших кругах общественности.

Сам Дарвин после опубликования своих идей тяжело заболел и болезнь не оставляла его до самой кончины. Он не выносил дневного света и был вынужден жить в полумраке собственной квартиры. Руки были настолько слабы, что ему было тяжело держать книгу, все свои книги он разрезал на легкие тоненькие тетрадки. Дарвину трудно было общаться с людьми, и он редко приглашал гостей. После получасовой беседы даже с хорошо знакомыми людьми он чувствовал себя дурно и целую неделю не мог никого принимать.

Дух его не был мирен. Дарвин то писал: «невозможность признания, что великий и дивный мир с нами самими как сознательными существами возник случайно, мне кажется главным доказательством существования Бога», то с ненавистью поносил веру христианскую. Не явился ли столь тяжкий недуг справедливым наказанием Дарвину за идеи, послужившие развитию материализма? Ведь многие великие ученые, современники Дарвина (Р. Вирхов, Л. Агасис, К. Бэр, Р. Оуэн, Г. Мендель, Л. Пастер) поняли, в какие материалистические дебри ведет дарвинизм, и боролись с этим лжеучением. Они указывали, что идеи Дарвина ложны и противоречат фактическим данным. Зато Маркс и Энгельс приветствовали учение Дарвина. Маркс неоднократно говорил, что труд Дарвина – «естественно-научная основа понимания исторической борьбы классов» (видимо, подразумевая выживание самых «приспособленных»), и даже хотел посвятить Дарвину свой «Капитал», но тот отказался.

Сегодня, когда Россия заново открывает для себя истинность и красоту Священного Писания и вновь задумывается над смыслом своего старого и доброго имени «Русь Святая», мы переосмысливаем эволюционную теорию и с удивлением спрашиваем себя: как такое заблуждение вообще могло случиться?

С потерей веры упал авторитет Священного Писания и святых отцов, стали казаться прогрессивными возникавшие материалистические идеи. Еще в 1885 году наш знаменитый соотечественник Н. Я. Данилевский писал, что «теория эволюции не столько биологическое, сколько философское учение, купол на здании материализма, чем только и можно объяснить ее фантастический успех, научными достоинствами никак не объяснимый».

В современной России Министерство образования и науки не допускает в школы учебники, в которых рассматривается тема сотворения мира, на том основании, что это якобы не светская тема. Но ведь эта же тема представлена во многих светских произведениях искусства (картинах), на эту тему ставятся театральные представления (балетные, кукольные). Указывается, что «Наука и религия – две сферы мышления, взаимно исключающие одна другую. Процесс Божественного сотворения мира мыслится как имевший место лишь единожды, поэтому он недоступен для исследования. Наука же занимается только теми явлениями, которые поддаются наблюдению и экспериментальному исследованию. Это означает, что гипотезу Божественного возникновения живого нельзя ни доказать, ни опровергнуть с научной точки зрения» (из рецензии на православный учебник общей биологии).

Однако вспомним, что целью науки никогда не было построение научных теорий, но – выяснение истины. Сам по себе появился наш мир, или он сотворен? В каких рамках возможна эволюция? Разве это маловажные или не научные вопросы? Никто не видел сотворения, это верно, но ведь никто не видел и макроэволюции. Мы наблюдаем лишь адаптационные процессы. Некоторые открытия современных ученых, например, генетика Ю.П.Алтухова ясно показывают, что эволюционные гипотезы несостоятельны: 2/3 генов каждого вида (мономорфные гены) вовсе не могут изменяться по причине свое крайней важности для организма, мутации в них смертельны. Каждый вид имеет характерный только для него набор таких мономорфных генов, вариации которых отсутствуют среди особей вида. Лишь 1/3 генов (полиморфные) могут варьировать, обеспечивая организмам адаптационную изменчивость. Среди этих генов наблюдаются вариации среди особей вида. При действии отбора условиями среды выживают особи с наиболее подходящими для данной среды полиморфными генами. Но мономорфные гены остаются неизменными, различая особи разных видов. О какой макроэволюции может идти речь? Академик Ю.П.Алтухов пришел к твердому выводу о сотворенности мира.

Гипотеза разумного творения позволяет объяснить целый ряд научных фактов, истолкование которых с позиций эволюционизма на сегодня невозможно. Поскольку в современной науке гипотезы эволюции и сотворения сосуществуют, необходимо и в школьных учебниках излагать по крайней мере обе гипотезы.

Кроме принятия в рассмотрение гипотезы разумного творения нет другой возможности ответить на важный вопрос: «Органический мир появился сам по себе в процессе эволюции или он сотворен?» В современных школьных учебниках гипотеза творения отметается изначально. Это уже стремление придерживаться материалистической доктрины, но ведь целью науки не должна быть идеология, но – выяснение истины. Если мы будем отметать гипотезу разумного творения изначально, то это будет не наукой, а смешением науки с материализмом. Если говорить о чисто научном подходе к решению вопроса о происхождении жизни, то любому ученому должно быть ясно, что необходимо рассматривать обе гипотезы, эволюционную и гипотезу творения, и искать истину.

Или нам больше по душе, когда авторитетом для наших детей выставляются «классики»: «Огромное значение труда в происхождении человека было обосновано философом Ф.Энгельсом в работе «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека». Кроме труда Энгельс обратил внимание на другие факторы антропогенеза: речь и общественный образ жизни» (из грифованного учебника В.И.Сивоглазова, И.Б.Агафоновой, Дрофа, 2005, с.284).

Авторитетный современный генетик, академик РАН Ю. П. Алтухов, сопоставляя дарвинизм (а также и неодарвинизм – синтетическую теорию эволюции) с современными научными данными, заключает, что «гипотеза, выскользнувшая у Дарвина и захватившая умы на целых полтора столетия, завела науку в тупик, в современной науке места для дарвинизма как научной теории не остается!» Ученый констатирует важный факт: «замена дарвинистами Господа Бога естественным отбором нанесла существенный ущерб не только развитию естественных наук, но и самого человечества».

Группа биологов Московского Государственного Университета им М.В.Ломоносова во главе с академиком Ю. П. Алтуховым совместно со Свято-Троицкой Сергиевой Лаврой выпустили в свет новый учебник биологии для школьников («Общая биология 10-11», автор С. Ю. Вертьянов, под редакцией Ю. П. Алтухова, Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2006), в котором впервые говорится о противоречивости и несостоятельности эволюционных гипотез. Школьникам рассказывается о единственно разумном и не опровергнутом никаким научным данным варианте происхождения жизни в результате сотворения ее Богом. Во вступительном слове заслуженный профессор МГУ, лауреат Государственной премии РФ, генетик Ю. П. Алтухов обращается к школьникам со словами:

«Перед вами – первый учебник биологии, не стесненный материалистическими рамками. Мы возвращаемся к Богу, на протяжении столетия вычеркнутому из нашей жизни.

Минувший атеистический век крайне пагубно отразился на развитии биологии, ряда естественных наук и самого человека. В угоду вседовлеющему материализму положения гипотезы эволюции возводились в догматы, противоречащие научным фактам. Господа Бога заменил в умах поколений «всемогущий» естественный отбор. Ответственность за эту подмену в значительной степени лежит и на ученых. Ведь одна из обязанностей науки – свидетельствовать о правде; ответственность ученого выше, чем врача: последствия его деяний могут затрагивать судьбы миллионов.

За последние 10 лет мои представления о мире и человеке претерпели коренные изменения и привели к твердому убеждению в том, что наш мир – результат высшего творческого замысла. Сложность, комплексность и саморегуляция в мире живого таковы, что неизбежно приходишь к заключению о наличии Плана – и следовательно, места для случайности не остается.

Я пришел к выводу о существовании Творца еще и потому, что труды моих сотрудников и мои собственные работы показали, что не только происхождение человека, но даже и происхождение обычных биологических видов не может иметь случайный характер. Каждый вид строго хранит свою уникальность. Его основные признаки связаны не с полиморфизмом как мелкой разменной монетой, которой вид расплачивается за адаптацию к среде, – наиболее жизненно важные свойства вида определяет мономорфная часть генома, которая лежит в основе видовой уникальности: случайные изменения в этих генах летальны. А значит, окружающий мир не может быть результатом естественного отбора.

Тщательное исследование Священного Писания дает все необходимые предпосылки для твердой веры. Таким образом, вера и объективное научное знание не противоречат друг другу – они говорят об одном и дополняют друг друга. Мы надеемся, что после длительного отступления от веры в жизни общества вновь возобладает мировоззрение, основанное на христианстве, определявшем формирование европейской культуры на протяжении двух тысячелетий».


Возврат к списку

Обратная связь